chetvergvecher: (P)
Здесь мерилом работы считают усталость

Ознакомился с двумя форумскими обсуждениями. В одном из них настойчиво говорят, что Александр Мелентьевич Волков – плагиатор, а во втором утверждают, что домашний труд по уходу за малыми детьми – он более тяжёлый, чем работа, так сказать, официальная.

Про первое думаю, что это не так. В отечественной культуре было, наверное, необщепринято (вместе с Волковым упоминают обычно разве что Алексея Толстого с Буратиной), но вот как раз в современной американской детской литературе это явление широко распространено: человек, пересказавший иностранную книгу-сказку, чаще всего публикует её под своим именем (большие буковки) и вскользь упоминает об оригинальном авторе (буковки маленькие), то есть ровно то, что сделал Волков. Иначе говоря, если бы Волков сейчас издавался в Америке, то было бы совершенно нормальным переводчику эту книгу издавать от своего имени, а в примечаниях указывать, что это история Баума, которую пересказал (адаптировал) на русский Волков, а заново пересказал её на английский новый автор. Как сообщает Вики, кстати, “Волшебник Изумрудного города” на английский и переводился, а на немецком уже даже выдержал 11 переизданий (последнее 2005 года), которые пользуются стабильной популярностью.

Про второе можно сказать, что это немного сравнение круглого с тёплым. Низкоквалифицированного труда и высококвалифицированного, умственного и физического. Я это на себе хорошо чувствую, проводя летний отпуск в домашних хлопотах.
chetvergvecher: (P)
Здесь мерилом работы считают усталость

Ознакомился с двумя форумскими обсуждениями. В одном из них настойчиво говорят, что Александр Мелентьевич Волков – плагиатор, а во втором утверждают, что домашний труд по уходу за малыми детьми – он более тяжёлый, чем работа, так сказать, официальная.

Про первое думаю, что это не так. В отечественной культуре было, наверное, необщепринято (вместе с Волковым упоминают обычно разве что Алексея Толстого с Буратиной), но вот как раз в современной американской детской литературе это явление широко распространено: человек, пересказавший иностранную книгу-сказку, чаще всего публикует её под своим именем (большие буковки) и вскользь упоминает об оригинальном авторе (буковки маленькие), то есть ровно то, что сделал Волков. Иначе говоря, если бы Волков сейчас издавался в Америке, то было бы совершенно нормальным переводчику эту книгу издавать от своего имени, а в примечаниях указывать, что это история Баума, которую пересказал (адаптировал) на русский Волков, а заново пересказал её на английский новый автор. Как сообщает Вики, кстати, “Волшебник Изумрудного города” на английский и переводился, а на немецком уже даже выдержал 11 переизданий (последнее 2005 года), которые пользуются стабильной популярностью.

Про второе можно сказать, что это немного сравнение круглого с тёплым. Низкоквалифицированного труда и высококвалифицированного, умственного и физического. Я это на себе хорошо чувствую, проводя летний отпуск в домашних хлопотах.
chetvergvecher: (P)
Читаю почему-то ранее незнакомый мне роман горячо любимого мной писателя Ремарка.
И вот там главный герой, вынужденный эмигрант, встречает на своём зыбком пути в никуда хорошую девушку.
И я про себя думаю - убьёт её писатель традиционно, или девушка всё-таки как-нибудь выживет.
И вы знаете - выжила!
Переболела, конечно, тяжёлым воспалением лёгких, но чудом осталась в живых.
А вот двум другим, второстепенным персонажам женского пола в романе не так повезло. Одна в расцвете сил умерла в больнице в родильной горячке, а другая, тоже ещё молодая и любимая вторым главным героем, скончалась от рака.
chetvergvecher: (P)
Читаю почему-то ранее незнакомый мне роман горячо любимого мной писателя Ремарка.
И вот там главный герой, вынужденный эмигрант, встречает на своём зыбком пути в никуда хорошую девушку.
И я про себя думаю - убьёт её писатель традиционно, или девушка всё-таки как-нибудь выживет.
И вы знаете - выжила!
Переболела, конечно, тяжёлым воспалением лёгких, но чудом осталась в живых.
А вот двум другим, второстепенным персонажам женского пола в романе не так повезло. Одна в расцвете сил умерла в больнице в родильной горячке, а другая, тоже ещё молодая и любимая вторым главным героем, скончалась от рака.
chetvergvecher: (M)
Книга-фильм.
Сценаристы Виктор Виткович, Григорий Ягдфельд.
Режиссёр Борис Рыцарев, звукооператор Станислав Гурин.
Художник Константин Загорский, фотографии А.Турков.
Изд. «Молодая гвардия», М. – 1971.

Начало было здесь, продолжения - тут и тут.

книга )
chetvergvecher: (M)
Книга-фильм.
Сценаристы Виктор Виткович, Григорий Ягдфельд.
Режиссёр Борис Рыцарев, звукооператор Станислав Гурин.
Художник Константин Загорский, фотографии А.Турков.
Изд. «Молодая гвардия», М. – 1971.

Начало было здесь, продолжения - тут и тут.

книга )
chetvergvecher: (M)
Книга-фильм.
Сценаристы Виктор Виткович, Григорий Ягдфельд.
Режиссёр Борис Рыцарев, звукооператор Станислав Гурин.
Художник Константин Загорский, фотографии А.Турков.
Изд. «Молодая гвардия», М. – 1971.

Начало было здесь, продолжение - тут.

книга )
chetvergvecher: (M)
Книга-фильм.
Сценаристы Виктор Виткович, Григорий Ягдфельд.
Режиссёр Борис Рыцарев, звукооператор Станислав Гурин.
Художник Константин Загорский, фотографии А.Турков.
Изд. «Молодая гвардия», М. – 1971.

Начало было здесь, продолжение - тут.

книга )
chetvergvecher: (M)
Вы, наверное, думаете, что у котов девять жизней? Это не совсем так. На самом деле, коты просто могут посетить девять разных мест в любой точке пространства и времени. Даже могут с собой кого-нибудь взять. Как кот Гаррет взял с собой в путешествия своего друга-хозяина мальчика Джейсона.

Lloyd Chudley Alexander (1924-2007) – автор более 40 книг, известный детский писатель жанра фэнтези. Третья его книжка в этом журнале – ранее были “Dream-of-Jade: The Emperor’s Cat” и “The House Gobbaleen”.

графика )
chetvergvecher: (M)
Вы, наверное, думаете, что у котов девять жизней? Это не совсем так. На самом деле, коты просто могут посетить девять разных мест в любой точке пространства и времени. Даже могут с собой кого-нибудь взять. Как кот Гаррет взял с собой в путешествия своего друга-хозяина мальчика Джейсона.

Lloyd Chudley Alexander (1924-2007) – автор более 40 книг, известный детский писатель жанра фэнтези. Третья его книжка в этом журнале – ранее были “Dream-of-Jade: The Emperor’s Cat” и “The House Gobbaleen”.

графика )
chetvergvecher: (M)
Рисунки В.Чижикова.
Изд. «Время», М. – 2009.

графика )
chetvergvecher: (M)
Рисунки В.Чижикова.
Изд. «Время», М. – 2009.

графика )
chetvergvecher: (M)
Солдатская сказка.
Рисунки В.Гольдяева.
Изд. «Советская Россия», М. – 1970.

книга )
chetvergvecher: (M)
Солдатская сказка.
Рисунки В.Гольдяева.
Изд. «Советская Россия», М. – 1970.

книга )
chetvergvecher: (Default)
В книге Вильяма и Марты Сирс про воспитание ребёнка до двух лет обнаружил эпизод, в котором Марта рассказывает, что надо было приучить одного из детей (их у Сирсов восемь штук, причём восьмого взяли приёмного, после того, как седьмой родился Дауном; это вообще тема для отдельного серьёзного разговора, почему у двух детских врачей седьмой ребёнок рождается Дауном) опасаться соседней дороги. И Марта пишет, что раньше она бы отколотила ребёнка, потому что безопасность – прежде всего, а так ребёнок хорошо бы всё запомнил. А теперь она сделала по-другому – подходя к дороге несколько раз подряд, она изображала лицом, что ей по-настоящему страшно. И ребёнок всё правильно понял. И вот я пишу это не для того, чтобы сослаться на авторитет Сирсов (те, кто читал больше одной книги по воспитанию детей, знают, что сколько книг – столько и мнений специалистов, и часто те, кто учит книгами читателей, как правильно воспитывать детей, своих собственных упускают; хотя исповедуемый Сирсами воспитательный гуманистический подход мне близок, а первые три ребёнка Сирсов уже сами стали врачами, а четвёртый на врача учится), а потому, что этот пример хорошо укладывается в мои представления о мире, согласно которым люди делятся на три категории. В первой из которых они своих детей в воспитательных целях бьют и вслух считают это единственно правильным, потому что иначе нельзя для пользы самих же детей (хотя, конечно, всё-таки часто предпочитают пользоваться безобидными эвфемизмами типа «шлёпать») – потому ли, что их самих в детстве били, а они-то выросли, безусловно, людьми образцовыми, а, значит, их родители были воспитательно правы, по другой ли какой причине. Из второй категории люди говорят, что своих часто уже выросших детей они били, но сейчас об этом сожалеют, потому что то ли срывали на детях свою накопившуюся от повседневной жизни злость, то ли не смогли найти правильных воспитательных слов, а сейчас попробовали бы воспитывать их иначе. Третьей категории люди в воспитательных целях своих детей не бьют.
chetvergvecher: (Default)
В книге Вильяма и Марты Сирс про воспитание ребёнка до двух лет обнаружил эпизод, в котором Марта рассказывает, что надо было приучить одного из детей (их у Сирсов восемь штук, причём восьмого взяли приёмного, после того, как седьмой родился Дауном; это вообще тема для отдельного серьёзного разговора, почему у двух детских врачей седьмой ребёнок рождается Дауном) опасаться соседней дороги. И Марта пишет, что раньше она бы отколотила ребёнка, потому что безопасность – прежде всего, а так ребёнок хорошо бы всё запомнил. А теперь она сделала по-другому – подходя к дороге несколько раз подряд, она изображала лицом, что ей по-настоящему страшно. И ребёнок всё правильно понял. И вот я пишу это не для того, чтобы сослаться на авторитет Сирсов (те, кто читал больше одной книги по воспитанию детей, знают, что сколько книг – столько и мнений специалистов, и часто те, кто учит книгами читателей, как правильно воспитывать детей, своих собственных упускают; хотя исповедуемый Сирсами воспитательный гуманистический подход мне близок, а первые три ребёнка Сирсов уже сами стали врачами, а четвёртый на врача учится), а потому, что этот пример хорошо укладывается в мои представления о мире, согласно которым люди делятся на три категории. В первой из которых они своих детей в воспитательных целях бьют и вслух считают это единственно правильным, потому что иначе нельзя для пользы самих же детей (хотя, конечно, всё-таки часто предпочитают пользоваться безобидными эвфемизмами типа «шлёпать») – потому ли, что их самих в детстве били, а они-то выросли, безусловно, людьми образцовыми, а, значит, их родители были воспитательно правы, по другой ли какой причине. Из второй категории люди говорят, что своих часто уже выросших детей они били, но сейчас об этом сожалеют, потому что то ли срывали на детях свою накопившуюся от повседневной жизни злость, то ли не смогли найти правильных воспитательных слов, а сейчас попробовали бы воспитывать их иначе. Третьей категории люди в воспитательных целях своих детей не бьют.
chetvergvecher: (M)
Книга-фильм.
Сценаристы Виктор Виткович, Григорий Ягдфельд.
Режиссёр Борис Рыцарев, звукооператор Станислав Гурин.
Художник Константин Загорский, фотографии А.Турков.
Изд. «Молодая гвардия», М. – 1971.

Начало было здесь.

книга )
chetvergvecher: (M)
Книга-фильм.
Сценаристы Виктор Виткович, Григорий Ягдфельд.
Режиссёр Борис Рыцарев, звукооператор Станислав Гурин.
Художник Константин Загорский, фотографии А.Турков.
Изд. «Молодая гвардия», М. – 1971.

Начало было здесь.

книга )
chetvergvecher: (M)
Художник Н.Кочергин.
Изд. «Малыш», М. – 1973.

Вторая книга художника в этом журнале – ранее были «Чудесные превращения Баты».

графика )
chetvergvecher: (M)
Художник Н.Кочергин.
Изд. «Малыш», М. – 1973.

Вторая книга художника в этом журнале – ранее были «Чудесные превращения Баты».

графика )

Profile

chetvergvecher: (Default)
chetvergvecher

December 2012

S M T W T F S
      1
2 3 4 5 6 78
9 10 11 12 13 1415
16 17 18 19 20 2122
23 24 252627 28 29
30 31     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated May. 28th, 2017 01:00 am
Powered by Dreamwidth Studios